Меню

Устройство подвески автомобиля луаз

Задняя подвеска луаз фото схема

При проверке состояния элементов подвесок обратить внимание на работоспособность гидравлических амортизаторов 3, надежность их креплений, на состояние резиновых втулок 1, буферов 6 и колец 15. При повреждении или затвердевании заменить их новыми.

При медленном гашении колебаний (3—4 колебания) кузова автомобиля при переезде неровности или появлении посторонних стуков и подтеканий жидкости из амортизаторов обращаться на станцию технического обслуживания.

После езды по бездорожью обратить особое внимание на буферы 29 и ограничители 5 хода колес вниз, которые могут быть отогнуты в сторону от пальцев рычагов.

Рис. Подвеска передняя:
1 — втулка резиновая; 2, 4, 14 — втулка распорная; 3 — амортизатор; 5 — ограничитель хода колеса,; 6 — буфер подвески; 7 — шайба буфера опорная; 8 — шайба специальная; 9 — болт торсиона; 10 — торсион правый; 11 — прокладка; 12 — болт крепления подвески специальный; 13 — шайба ограничительная осевого смещения рычага подвески; 15 — кольцо рычага подвески защитное; 16 — втулка рычага подвески внутренняя; 17 — ось подвески; 15 —масленка; 19 — прокладка торсиона защитная; 20 — шайба торсиона специальная; 21 — болт специальный; 22 — втулка рычага подвески наружная; 23 — торсион левый; 24 — болт крепления специальной шайбы; 25 — кронштейн крепления нижнего конца амортизатора; 26 — болт регулировочный максимального угла поворота колеса; 27 — рычаг подвески; 28 — корпус поворотного кулака; 29 — буфер ограничителя; б — полость, заполненная смазкой при смазке втулок рычага

В процессе эксплуатации автомобиля подвеска может «проседать», в результате чего зазоры между буферами 6 и опорами буферов на рычагах 27 подвесок уменьшаются.

Подвески имеют ступенчатую регулировку торсионов.

Величина зазора для снаряженного автомобиля должна быть у передней подвески 10—20 мм, у задней — 15—25 мм.

Если величина зазора меньше 10 мм у передней подвески и 15 мм у задней подвески, то торсионы необходимо установить (выставить) в новое положение, для чего:

  1. Установить автомобиль на эстакаду (смотровую яму).
  2. Отвернуть болты 24, 21, 9, снять шайбу 20 и прокладку 19.
  3. Поднять автомобиль, чтобы колесо не касалось опорной поверхности, и извлечь торсион с помощью съемника.
  4. Очистить головки торсиона от старой смазки и смазать свежей.
  5. Дополнительно приподнять автомобиль до положения, когда палец соприкоснется с ограничителем 5 хода колеса, и установить торсион на место. Если торсион сразу не устанавливается на место, необходимо проворачиванием торсиона на 1—2 зуба в одну и ту же сторону найти такое положение, при котором обе головки войдут легко в зацепление со шлицевыми втулками.
  6. Опустить автомобиль и проверить величину зазора. Если зазор больше 20 мм у передней подвески и 25 мм у задней подвески, повторить регулировку, приподняв автомобиль на несколько меньшую величину. Если зазор меньше 10 мм у передней подвески и 15 мм у задней подвески, то для получения требуемой его величины повторить регулировку, приподняв автомобиль на несколько большую высоту. В этом случае необходимо предварительно снять ограничитель хода колеса (или отсоединить один конец его ленты); отсоединить нижний конец амортизатора от рычага подвески, а также полуось от фланца вдажи кардана полуоси, не допуская ее выпадания из дифференциала.

Рис. Кулак поворотный:
1 — накладка; 2 внлка рычага; 3 — шкворень; 4 — манжета,; 5 — корпус поворотного кулака; 6 — прокладка регулировочная; 7 — заглушка; 8 — штифт; 9 — масленка; 10 — корпус втулки шкворня; 11 — втулка шкворня бронзовая; 12 — кольцо грязезащитное шкворня поворотного кулака; 13 — болт

Для проверки осевого зазора в шкворневом соединении вывесить колесо и покачать им в направлении оси шкворня.

При ощутимом зазоре его необходимо устранить, произведя следующие работы:

  1. Отвернуть два болта 13, которые крепят накладку 1 нижнего шкворня 3 поворотного кулака.
  2. Снять со шкворня такое количество регулировочных прокладок 6, чтобы при установке накладки на место и затяжке болтов колесо поворачивалось вокруг шкворней свободно и без ооевого зазора. Свободного проворачивания колеса вокруг шкворней необходимо добиваться только за счет подбора необходимого количества регулировочных прокладок (но не за счет недотяжки болтов крепления) — обеспечить натяг 0,01—0,05 мм.

Как бы ни напирали маркетологи, ничего нового для оффроуда за последние полвека конструкторы так и не придумали. Записные «проходимцы» по сути устроены так же, как и в эпоху развитого социализма, вот только дороже стали в разы. Поэтому и не уходят с арены ветераны бездорожья.

Клиренс – повыше, колес ведущих и тяги на них – побольше, валы – покрепче, ну и шины позлее. Таким был и ЛуАЗ-969 – самый дешевый и бескомпромиссный внедорожник советского периода.

В определенных условиях – в провинции, среди охотников, рыбаков, фанатов оффроуда – машина востребована до сих пор. Но беда в том, что эти дожившие до наших дней «волынянки» уже предельно изношены – и это вдобавок к тому щедрому комплекту болячек, которыми наделили их от рождения создатели.

Поэтому активные эксплуатанты «ЛуАЗиков» сегодня всерьез дорабатывают своих полноприводных любимцев. Естественно, что больше всего таких живых машин осталось на их родине – в украинской глубинке, и на основе опыта тамошних жителей будет интересно понаблюдать, какие новые возможности получают сегодня практически раритетные машины.

Двигатель

Самое слабое место «ЛуАЗиков» – двигатель, причем слабое – во всех смыслах. 1,2-литровый мотор был вял и «физически» (40 л. с.), и в плане долговечности. И если первое благодаря толковой трансмиссии и малой массе (960 кг) ограничивало только максимальную скорость, то второе со временем просто не дает возможности эксплуатировать машину. Поэтому любой другой двигатель – уже счастье для завзятого фаната «волынянок».

Читайте также:  Профиль колеса автомобиля как рассчитать

Но вопрос трансплантации бензинового «сердца» для ЛуАЗа ох как непрост. Вроде и капот у него не самый короткий, но получается так, что двигатель висит впереди передней оси и всей трансмиссии (дает о себе знать родство с «Запорожцами» ), и имеет значение каждый сантиметр его длины. Ведь родной мотор «волынянки», МеМЗ-966968 – относительно короткий V-образный, к тому же лишен радиатора водяного охлаждения, а все современные «заменители» – рядные «четверки», которые охлаждаются жидкостью. Лучшее решение тут – позаимствовать «короткий» мотор от компактной переднеприводной иномарки. Так, едва ли не классическим решением для замены мотора стал 1,6-литровый турбодизель от VW Golf II, установка которого не требует переделки кузова. Но кажется, чаще встречаются более хлопотные – хотя в итоге и более дешевые варианты: моторы от задне- и переднеприводных ВАЗов и Таврий.

На фото: ЛуАЗ с дизельным двигателем VW

Важнейшая проблема пересадки – недостаток места для радиатора жидкостного охлаждения. Обычно его заимствуют от той же Таврии или аналогичной иномарки, и вместе с вентилятором помещают справа от мотора. Но там он из-за плохого обдува нередко со своей задачей не справляется, и отчаянные умельцы ему в помощь добавляют еще один – уже без вентилятора, но большой и тонкий (к примеру, от вазовских «девяток»), благодаря чему он помещается перед двигателем.

На фото: Двигатель ВАЗ с радиатором сбоку На фото: ЛуАЗ с двигателем от Таврии

Многие самодеятельные конструкторы не стесняются изменить внешний вид машины и удлиняют капот. Простейший вариант – нарастить лишь центральную часть, добавив выступ, в который в этом случае помещают даже внушительный радиатор от Нивы. Продлевают владельцы и весь капот. Порядка восьми дополнительных сантиметров достаточно, чтобы установить под капот ЛуАЗа «жигулевский» мотор, а перед ним – радиатор вместе с вентилятором и диффузором.

Соединяют любое новое «сердце» с родной коробкой передач при помощи традиционного метода – через переходную плиту. В случае с «таврическим» мотором дело облегчается тем, что в природе существует такая деталь фабричного производства – от модели ЛуАЗ-1302.

На фото: Переходная плита между позаимствованным двигателем и трансмиссией ЛуАЗа

Ходовая часть

Самое главное достоинство данной модели – ее систему полного привода – всерьез обычно не переделывают. Есть вариант установки механизма блокировки переднего межколесного дифференциала, для чего тюнеры, не мудрствуя лукаво, используют «родные» детали от аналогичного механизма заднего моста, который у «ЛуАЗика» блокируется «от рождения».

Только ленивый не меняет его невыразительные 13-дюймовые колесики на нечто более крупное. Да и как иначе – ведь сюда без каких-либо переделок (вплоть до 15-дюймового варианта) подходят диски от японских и корейских автомобилей с диаметром окружности крепежных отверстий 114,3 мм. Правда, если выбранные колеса оказываются весьма большими и тяжелыми, машина становится совсем вялой в разгоне, поскольку для раскрутки четырех катков нужна дополнительная мощность. Самые неравнодушные владельцы в таких случаях меняют шестерни в колесных редукторах, увеличивая передаточное число пар. Внедряться в эти редукторы стоит еще и по той причине, что их штатные прямозубые шестерни сильно шумят. Если удается найти предприятие с уцелевшим парком зуборезных станков, «луазоводы»-гурманы заказывают там себе косозубые шестерни.

Еще одна доработка, куда более актуальная – замена амортизаторов на более «тугие», чаще всего «москвичевские», с небольшой переделкой крепления. Дело не только в их большей доступности, но и в том, что из-за конструктивного перегруза передка при малейшей неисправности амортизаторов «волынянка» склонна к раскачиванию кузова на крупных неровностях. Если владелец к тому же уже успел установить более тяжелый и длинный мотор-«водянку», вопрос становится насущным. Автор видел «луазоводов»-экспериментаторов, которые вдобавок изменяют угол установки амортизаторов, но об эффекте такой меры достоверных данных нет.

Относительно просто модернизировать рулевое управление ЛуАЗа (тут уместно заметить, что техосмотр на родине модели отменен несколько лет назад, и сертификация такой переделки в стране необязательна.). Типичная для ЛуАЗ-969 всех версий картина – «разболтанный» из-за износа шарниров и особенностей рулевого редуктора руль. Поэтому многие заменяют эти узлы более стойкими деталями рулевой трапеции от Жигулей и Москвичей, для чего требуется лишь сделать новые крепления и продольную рулевую тягу. Кроме того, известен не один случай применения иномарочного рулевого механизма с гидроусилителем. Мера, к слову сказать, не особо и необходимая, но, как правило, часто мы дорабатываем наши машины по особым законам тюнинга, которые могут не совпадать с законами логики.

Кузов

Утилитарный кузов ЛуАЗа также можно отнести к числу его главных достоинств, но многим пользователям хочется побольше комфорта. Не менее половины машин давно колесят по дорогам (и бездорожью, кстати, тоже) с самодельным жестким верхом. Кустарные конструкции советских времен клепали из стали, алюминия и фанеры, но варианты посовременнее предусматривают использование готовых частей крыши и боковин от ижевского Москвича-«пирожка», серийных внедорожников и минивэнов. «Родной» кузов у машины полунесущий, с интегрированной рамой (как у некоторых Range Rover, кстати), поэтому терпит самые невероятные упражнения начинающих конструкторов. Увы, часто эти сооружения далеки даже от базовых постулатов дизайна, но насколько помнится, «волынки» были критикуемы за стиль с самого своего рождения. Интересно, что в последние годы конвейерной жизни ЛуАЗ-969М одно придворное тюнинг-ателье выпускало для него вполне симпатичный пластиковый верх, и такие крыши ходили по рукам даже после прекращения сборки модели в Луцке и подмосковной Электростали.

Читайте также:  Мини купер тест драйв обзор

Несколько раз автору доводилось видеть ЛуАЗ с кузовом пикап. Причем речь не о конвейерной модификации, которая существовала в 1990-е, а о работе самодеятельных конструкторов, в первую очередь – участников трофи-рейдов.

Впрочем, летом на дорогах до сих пор можно встретить «ЛуАЗики» с первозданным кузовом и со снятым брезентовым верхом: возможность прокатиться с ветерком в кабриолете высоко ценится не только в кругах гламурных жителей мегаполисов.

Некоторые неспокойные «джиперы» замахиваются на комплекс мер по повышению комфорта в салоне: меняют торпедо, сиденья, устанавливают в двери «жигулевские» стеклоподъемники вместо съемных окошек (ранние версии 969-ой модели) или сдвижных форточек (ЛуАЗ-969М с 1979 г.).

Важная доработка кузова – переделка капота на конструкцию аллигаторного типа. Двигатель и вспомогательные системы «вездеходика» требуют постоянного внимания, и штатный способ открывания капота не благоприятствует длительным работам в моторном отсеке. Задние узлы навески обычно делают наружными, заимствуя петли багажника у Москвича-402/403/407, или приспосабливают – вы только представьте! –поводки дворников от крупных автомобилей.

На фото: ЛуАЗ с капотом «аллигаторного типа»

Маленький долгожитель

В завершение хочется обратить внимание читателей на то, что в случае с ЛуАЗами мы имеем возможность наблюдать настоящий рыночный парадокс. Один из самых примитивных и недолговечных отечественных автомобилей, созданный на базе одноразового армейского транспортера вдруг оказался настоящим долгожителем! Малотиражный, снятый с производства около двадцати лет назад, он все еще в строю, и остается востребован настолько, что владельцы согласны радикально перекраивать выжившие образцы, поддерживая их в эксплуатационном состоянии. Причина на поверхности: почти уникальная проходимость и совершенно исключительная цена. Самое грустное здесь, что автопроизводители этого феномена упорно не замечают, что второе из упомянутых качеств в их глазах безоговорочно перевешивается первым.

Ещё древние римляне осознали, что оперативно добираться до отдалённых провинций империи можно лишь при наличии хороших дорог. Истина эта была настолько очевидна, что прокладка их в Римской империи стала делом государственной важности. В итоге, неплохо сохранившиеся древнеримские дороги с выбитой ещё колесницами колеёй функционируют кое-где и в XXI веке.
Ну а в нашей стране с дорогами всегда были проблемы. Соответственно, проблемы возникли и у конструкторов, которым приходилось ломать голову над тем, под какие дороги им следует проектировать новые автомобили.

В начальный период автомобилизации в нашей стране создавались лишь автомобили, рассчитанные на дороги с твёрдым покрытием, каковые были, в основном, в больших городах. Ну а значительная часть российских дорог представляла собой обычные грунтовки, которые даже после небольшого дождичка превращались в непроезжие. Именно для таких «направлений» и требовались автомобили-вездеходы, тем более, что предварительные расчёты показывали, что дешевле произвести небольшое количество машин-вездеходов, нежели закатывать асфальтом тысячи грунтовых большаков, булыжных трактов или щебёночных шоссе. И, в соответствии с этой концепцией, в 1930-е годы в нашей стране начали появляться первые автомобили-внедорожники.

В начале это были армейские машины-вездеходы, где их высокая проходимость помогала решать не только тактические, но порой и стратегические задачи. В их числе были трёхосные и полугусеничные грузовики-«полуторки», трёхосные ЗИС-6, первые легковые полноприводные вездеходы ГАЗ-61, а также армейские джипы ГАЗ-64 и ГАЗ-67Б. А с началом Великой Отечественной войны советские конструкторы смогли познакомиться с полученными по ленд-лизу полноприводными джипами типа Willys MW, Ford GPW и Dodge WC-52.

Опыт Второй мировой войны показал, что при отсутствии сети приличных дорог полноприводные автомобили-вездеходы могут стать незаменимым транспортным средством, способным надёжно обеспечивать доставку пассажиров и грузов в сельских районах. В соответствии с этим, создание пассажирских и грузовых машин-вездеходов стало одним из наиболее важных направлений автомобилизации нашей страны.

Так, в 1952 году с конвейера Горьковского автозавода сошёл армейский джип ГАЗ-69 (в том числе и его гражданская версия), а в 1955 году – ГАЗ М-72 (полноприводная «Победа»), Внёс свою лепту в создание внедорожников и Московский завод малолитражных автомобилей, выпустивший несколько моделей высокой проходимости на базе выпускавшихся предприятием «Москвичей».

К сожалению, все эти машины нельзя было отнести к категории массовых. Стране же требовался недорогой утилитарный вездеход, который можно было бы отремонтировать, не прибегая к услугам не существовавших в то время автосервисов. И первым таким автомобилем стал ЛуАЗ-969В, сошедший в 1967 году с конвейера Луцкого механического завода, по этому случаю переименованного в Луцкий автозавод.

Предшественником гражданского мини-джипа стал выпущенный в 1961 году компактный армейский вездеход – автомобиль-амфибия ЗАЗ-967 ТПК (транспортёр переднего края). Это была весьма неординарная машина, предназначенная для эвакуации раненых с поля боя и доставки на передний край боеприпасов и другого военного имущества. Двигатель, бортовые редукторы, трансмиссия ТПК – всё это вошло в конструкцию нового автомобиля, получившего на первых порах название ЗАЗ-969В. Правда, поначалу машина выпускалась в переднеприводном варианте (кстати, впервые в СССР!), и лишь в 1971 году, после освоения в производстве деталей и узлов привода задних колёс, с конвейера сошёл полноценный внедорожник ЛуАЗ-969, оснащённый 23-сильным «запорожским» мотором. Замечу, что ВАЗ-2121 «Нива», ставший джипом № 1 в Советском Союзе, был запущен в производство шестью годами позже – в апреле 1977 года.

Разработка гражданского вездехода велась поначалу в НАМИ (Центральном научно-исследовательском автомобильном и автомоторном институте), а затем на Ирбитском мотоциклетном и Запорожском автомобильном заводах под руководством известного автоконструктора Б.М. Фиттермана (кстати, под его руководством был создан грузовой автомобиль ЗИС-150, а также первый в нашей стране трёхосный полноприводной бронетранспортёр БТР-152).

Читайте также:  Колесо для самодельного автомобиля

Геометрическая схема и основные размеры полноприводного автомобиля ЛуАЗ-969М

Именно Фиттерман предложил оригинальное решение ходовой части ЗАЗ-969В, основанное на сочетании весьма компактной независимой торсионной подвески с увеличивающими клиренс колёсными редукторами.

Расположенный спереди силовой агрегат, куда входили двигатель, коробка передач и главная передача, базировался на V-образном четырёхцилиндровом 23-сильном моторе МеМЗ-966, том самом, которым поначалу оснащались первые «запорожцы». КПП жёстко соединялась с задним мостом трубой (нечто вроде дейдвуда), внутри которой проходил вал привода главной передачи – такая его конструкция позволила избавиться от карданных шарниров. Подключение при необходимости задних колёс, демультипликатора и блокировки заднего дифференциала осуществлялось водителем. Полунесущая конструкция кузова позволила существенно облегчить машину, что также благоприятствовало повышению её проходимости.

Передача вращающего момента на задние полуоси осуществлялась с помощью карданных шарниров (со стороны колёсных редукторов) и скользящих сухарей (со стороны дифференциала). Подвеска всех колёс – независимая, торсионная. Величина хода при качании задних колёс составляла лишь 100 мм, однако для автомобиля-вездехода этого вполне хватало.

Автомобиль время от времени подвергался модернизации, и в первую очередь (в 1975 году) его оснастили новым двигателем МеМЗ-969А мощностью 40 л.с. А в начале 1979 года с конвейера Луцкого автозавода сошёл ЛуАЗ-969М. Правда, основные его отличия от предыдущей модели состояли в большей комфортабельности по сравнению с предшественником. Так, более плавным стал ход машины, и это сразу почувствовали водитель и пассажир на переднем кресле. В салоне появился перчаточный ящик и пепельница, а рулевую колонку оснастили противоугонным устройством.

Существенной переделке подвергся кузов автомобиля. Конструкторы осовременили дизайн передней его части, а петли крепления капота перенесли вперёд, что исключило его спонтанное открывание на ходу. Поменялась и светотехника, а сзади были установлены фонари освещения номерного знака и плафоны заднего хода. Двери кузова, которые правильнее было бы назвать «калитками», превратились в полноценные автомобильные, с окнами, оснащёнными форточками. Стандартная для многих армейских машин панель приборов приобрела вполне гражданский вид и стала удобнее для восприятия водителем. Следует также упомянуть появившиеся на внедорожнике шумопоглощающие панели и улучшенную звукоизоляцию. Ко всему, машину оснастили ремнями безопасности, энергоёмкой рулевой колонкой и «жигулёвскими» креслами.

И ещё. ЛуАЗ-969М получил усиленные рычаги подвески, ограничители хода колёс улучшенной конструкции, более рациональную систему крепления глушителя на полунесущем кузове, а также жалюзи системы охлаждения двигателя увеличенного размера.

Основные размеры кузова и салона ЛуАЗ-969А

Производственные мощности Луцкого автозавода позволяли выпускать до 16000 автомобилей в год, что было, в общем-то, маловато для необъятного Советского Союза, однако по популярности ЛуАЗ явно обгонял другие отечественные внедорожники. Впрочем, конструкция машины получила одобрение и на Западе -так, в 1978 году на международном автосалоне в Турине ЛуАЗ-969М вошёл в десятку лучших автомобилей Европы – разумеется, в своём классе.

ЛуАЗ-969М отличался поистине фантастической проходимостью. Короткая 1,8-метровая колёсная база, приличный клиренс в 280 мм, демультипликатор и блокировка дифференциала – всё это позволяло мини-джипу преодолевать такие хляби и топи, которые были не по колёсам даже УАЗ-469 и «Ниве».

22 сентября 1982 года с конвейера Луцкого автозавода сошёл стотысячный ЛуАЗ. Несмотря на утилитарность и некоторую примитивность, внедорожник охотно покупали в сельских районах нашей страны. В немалой степени этому способствовала относительно небольшая стоимость машины в 5100 рублей (в ценах 1982 года) -чуть дороже самого дешёвого в стране «Запорожца».

Следует отметить, что конструкторы Луцкого автозавода разработали немало модификаций мини-джипа. Так, в 1990 году завод начал выпуск ЛуАЗ-1302 с 53-сильным четырёхцилиндровым рядным двигателем жидкостного охлаждения МеМЗ-245 (им же оснащалась запорожская «Таврия»), На базе машины с этим двигателем был создан грузовичок ЛуАЗ-13021, а также карета «скорой помощи» ЛуАЗ-1302-08 с верхом из стеклопластика для обслуживания сельских фельдшерских пунктов и доставки людей в больницы.

Представляет немалый интерес сравнение двух автомобилей-внедорожников, близких по типу, габаритам и вместимости – отечественного ЛуАЗ-969 и японского Suzuki Jimni. Оба мини-джипа были выпущены в 1960-х годах, и тот, и другой поначалу оснащались моторами приблизительно равной мощности – чуть больше 20 л.с., однако рамный, достаточно тяжёлый «японец» с неразрезными мостами выпускается до сегодняшнего дня, а имевший великолепные вездеходные задатки ЛуАЗ-969 с колёсными редукторами и независимой подвеской так и не был доведён до конкурентоспособного состояния. В настоящее время машина эта уже снята с производства. А жаль. Правда, Луцкий автозавод предпринимал немало усилий для выпуска на базе внедорожника более современных машин, однако кризис в связи с распадом Советского Союза не позволил наладить их производство.

В завершение следует заметить, что ЛуАЗ-969 стал прекрасным базовым автомобилем для его тюнинга, и этим не замедлили воспользоваться самодеятельные автоконструкторы. Сегодня на дорогах стран СНГ можно встретить немало джипов с ходовой частью от ЛуАЗа. Самодельщики, как правило, начисто срезают верхнюю часть серийного внедорожника и вместо неё сооружают из кузовных панелей различных легковых машин или стеклопластика нечто более современное и удобное. На «покатушках» вездеходов порой попадаются ЛуАЗы с самодельными оригинальными кузовами, а также самоделки с внешностью «по мотивам» «Нивы», «Хаммера», «Виллиса» и других известных джипов.

Видео:

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.